«Папа, а кто эта тётенька?» — спросила девочка, глядя на бывшую своего отца и свою «маму», которая стояла на пороге

На момент моего знакомства с Ирой, мне было 25 лет, и я уже очень хотел строить семью и завести ребенка, но она просила подождать и дать ей возможность пожить еще немного для себя, без детей. Я ее не подгонял, ведь понимал, что она была немного младше меня. Хоть мы уже и долгое время жили вместе.

Однажды, она пришла и сказала мне, что беременна. Мне казалось, что я поднялся на седьмое небо от счастья, но длилось это счастье всего пару мгновений, ведь потом Ира сообщила мне, что они с ее отцом приняли решение прервать беременность. Я был очень злым и угнетенным.

Я потратил не один час, что бы уговорить родителей Иры и ее саму не делать аборт, подкрепляя это тем, что это может вызвать бесплодие, ведь это была первая беременность девушки. С помощью врача и благодаря моим усилиям, они все таки согласились рожать, но приняли решение все равно отказаться от ребенка. Я искренне верил в то, что мнение Иры измениться, когда она проведет с нашим малышом целых девять месяцев в одном теле, хоть ее родители постоянно повторяли, что ребенок однозначно окажется в детском доме.

Все мои надежды разбились, когда Ира после родов и после празднования втроем, просто собрала свои вещи и ушла в неизвестном направлении. А я принял решение забрать ребенка. С того дня, мы с Катей, моей доченькой, начали жить вдвоем.

Я изначально знал, что Ира очень зависит от мнения родителей, но я, почему то был искренне убежден в том, что материнский инстинкт победит, но этого не случилось. Спустя неделю после рождения Катюши, я узнал, что Ира просто взяла и уехала заграницу. Я не мог поверить в то, что кто-то действительно мог бросить такое маленькое чудо, как моя доченька. Ее голубые глаза и звонкий смех не оставляли равнодушным никого. Как оказалось, никого, кроме собственной матери.

На протяжении следующих пяти лет я воспитывал дочь самостоятельно. Разумеется, иногда нам помогали мои родители, но у них была своя работа, жили они далеко, поэтому такое счастье случалось очень редко. На самом деле, для отца является очень тяжелой задачей воспитывать дочку одному. Именно поэтому я пытался построить отношения с женщиной, которая могла бы стать мне хорошей женой, а моей Катюше – матерью. Но все мои попытки заканчивались провалами.

https://www.7ya.ru/

Из надежных источников я узнал, что Ирина вернулась в город с родителями. По словам наших общих знакомых, заграницей у них начались какие-то проблемы с бизнесом. Я старался максимально оградить себя и дочь от любых упоминаний о девушке, так как я до сих пор держал на нее и ее семью сильную обиду.

А теперь представьте мое удивление, когда я открыл входную дверь, а на пороге стояла Ира. Когда я открывал дверь, рядом была Катюша, поэтому Ире очень повезло, ведь если бы не ребенок рядом, то ушла бы она отсюда очень быстро, а то и вылетела бы.

Я попросил дочь пойти в детскую, а сам пригласил Иру на кухню. Она сразу начала плакать и извиняться, говорить, что она каждый день о нас вспоминала и очень скучала. Сказала, что хочет возобновить отношения и растить дочь вместе. Мне нужно было время подумать, поэтому я отправил девушку домой и пообещал дать ответ позже.

«Папа, а кто эта тётенька?» — спросила меня Катюша, когда я закрывал входную дверь. Это единственный вопрос, который поставил меня в такой тупик, что я просто не знал, куда себя деть.

Знакомая? Бывшая подруга? Твоя мать? Я не знал, что ответить.

Последние пять лет Ира даже не писала и не звонила, что бы хоть просто узнать о здоровье нашей малышки. Тем более, она отказалась от дочери прямо после ее рождения, так с какой радости я сейчас должен представлять ее, как «маму»? Но имею ли я право умолчать об этом?

Оцените статью
«Папа, а кто эта тётенька?» — спросила девочка, глядя на бывшую своего отца и свою «маму», которая стояла на пороге